Уже летом 2020 года вступает в силу новый городской закон об общественном транспорте. Документ предполагает упразднение половины маршруток и запуск обновленной сети общественного транспорта. Не все жители города в точности понимают, с чем придется столкнуться и почему правительство Петербурга приняло решение о столь глобальной реформе. Постараюсь разобраться.

Стоит начать с основной причины, которая изначально спровоцировала разговоры о необходимости перемен в сфере общественного транспорта. Это безопасность. По мнению жителей города, маршрутки – самый опасный вид общественного транспорта. Это мнение подтверждает и официальная статистика.

Любой петербуржец прекрасно знает, что большинство водителей маршрутных такси – мигранты, которые иногда даже не знают правил дорожного движения или попросту ими пренебрегают, чтобы сократить время поездки и перевезти больше пассажиров. Билеты в таком транспорте почти никогда не выдают, поэтому прибыль и пассажиропоток точно отследить невозможно. Легальность этого рынка вызывает немало вопросов.

самый опасный транспорт

О том, что в небезопасности маршруток чаще всего виноваты водители этих транспортных средств говорит и статистика – почти треть пассажиров убеждены в этом. Любопытно, что по сравнению с 2012 годом этот показатель упал почти в 1,5 раза, однако тут скорее речь о том, что все-таки государству удалось более жестко регламентировать этот бизнес, загнав его под соответствие нормам безопасности.

виноваты водители

Также стоит отметить, что небезопасность маршруток относительно, например, автобуса, обусловлена и внешними факторами – скорость передвижения, конструкция. Так, при ДТП не по вине водителя общественного транспорта, вероятность получить травмы у пассажира автобуса значительно ниже – он передвигается куда медленнее. Низкий центр тяжести не позволяет автобусу перевернуться, чего нельзя сказать о стандартном “пазике”.

Таким образом, в плане безопасности нет никаких сомнений – автобусы, а тем более электротранспорт – куда надежнее маршруток.

Так почему же все-таки люди часто пользуются таким опасным, по их же мнению, видом транспорта?

На это есть несколько причин. Во-первых, скорость. Так как формально маршрутка останавливается лишь по требованию (на практике это совсем не так), это немного сокращает время в пути. Я считаю, что в рамках насыщенного городского трафика и обилия светофоров разница во времени минимальна.

Во-вторых, сейчас разовый проезд на большинстве коммерческих маршрутов стоит столько же, сколько билет на автобус. То есть поездка на городском транспорте будет дешевле только при наличии проездного или льготного билета. Поэтому часто пассажир едет на том, что первое придет.

В-третьих, всеобщий охват. В Петербурге немало отдаленных районов, куда общественный транспорт почти не ходит. Есть места, откуда можно уехать лишь на маршрутках. То есть фактически, у людей попросту нет иных вариантов и они вынуждены пользоваться этим видом транспорта.

Новая городская реформа не подразумевает полное упразднение маршруток, как вида транспорта, а лишь значительно сокращает их количество. Сейчас более 600, а останется порядка 300. При этом благодаря пересмотру сети городских пассажирских перевозок, общественный транспорт должен будет перекрыть большинство направлений так, чтобы не осталось “слепых зон”.

Поэтому инициатива правительства Северной столицы, безусловно, стоящая. Другой вопрос, получится ли ее грамотно реализовать? Я верю, что это не так сложно, а время на подготовку ещё есть. Также очень хотелось бы, чтобы горожанебыли более проинформированы о тех изменениях, которые столь сильно затронут их бытовую жизнь.

Лично я люблю общак, в нем есть неповторимый колорит и предсказуемость. Я уже не говорю о том, что современные автобусы, троллейбусы и даже трамваи по комфортабельности явно не уступают деревянным тазам, в основном работающим на коммерческих маршрутах. Всегда, когда есть возможность поехать на автобусе, я ей пользуюсь с удовольствием. Об одном прошу – дайте мне эту возможность, чтобы со спокойной душой забыть о лихих маршрутчиках, отбитой заднице и тошноте от укачивания.