«Гелик» еще не продала. Почему всех так волнует это?» – говорила Алена Мамаева в прямом эфире инстаграма в августе, когда до освобождения мужа из колонии оставалось около месяца.

Волнует, потому что «Гелик» – не просто еще одна дорогая машина. Внедорожник максимально агрессивного вида, цены на который стартуют от 11,2 млн рублей (по данным официального сайта «Мерседес» в России), стал в нашей стране одним из символов особого статуса.

«Гелик» есть и у лучшего друга Павла Мамаева, Александра Кокорина. Эта машина летом тоже попадала в новости: в июле «Мерседес» с номером В009ОР эвакуировали в Москве за нарушение правил парковки. Позже выяснилось, что на ней каталась жена футболиста Дарья Валитова, она насобирала на нем штрафов на несколько десятков тысяч рублей.

«Гелендваген» есть и у отчима Кокорина Кирилла Логинова. Именно на этой машине он наехал на ногу журналисту «Лайфа» в день освобождения Александра из колонии.

Гелик постил в инстаграм Дмитрий Тарасов – с номером TAP.

В мае он купил новый. «Тарасов вчера оформил новый «гелик» в кредит. Выглядит хорошо, но на понтах, весь салон от него шарахался», — рассказал таблоиду о знаменитостях StarHit человек, присутствовавший в этот момент в салоне.

«Гелики» в гаражах у баскетболистов Алексея Шведа, Егора Вяльцева и Виталия Фридзона.

В 2014-м всем игрокам сборной России по хоккею подарили «Гелендваген» за победу на чемпионате мира. Через несколько месяцев Овечкин попал на нем в аварию, когда ехал на базу в Новогорск. Хоккеист зацепил на повороте синюю «Тойоту» Highlander.

«Гелик» в России используют силовые структуры – например, ФСО.

«Гелик» – бандитская машина

Сергей Знаемский, редактор журнала «Авторевю – в интервью Sports.ru»: «Они сразу стали бандитской машиной, хотя не как «Мерседес» С-класс. На С-классе ездили главари, а «гелик» – это бронетранспортер для разборок. На нем можно было сопровождать машины – вот едет 600-й, а с ним «гелик» с охраной. Можно было таранить, устраивать атаки на дороге – тяжелая, прочная машина.

Они могли быть бронированные, на них ставили сверхмощные моторы. Форсированные AMG-версии могли разгоняться за 5-6 секунд до 100 км/ч. «Гелик» сочетал физическую мощь и скорость. Он был маленьким легким танком. Идеальная машина для разборок и выездов на перестрелки».

Рождение «Гелендвагена»: создать модель попросил шах Ирана, заказал 20 тысяч машин, но не забрал (его свергли)

G-Wagen в начале 1970-х появился во многом благодаря Мохаммеду Реза Пехлеви – тридцать пятому и последнему шаху Ирана, владельцу пакета акций «Мерседеса». У него была идея создать конкурента британскому Land Rover и американскому Jeep – полноприводный автомобиль, которым могли бы пользоваться как военные, так и мирные жители.

Для разработки новой модели «Мерседес» привлек австрийскую компанию Steyr-Daimler-Puch, на тот момент известную в первую очередь как производителя спортивных винтовок. В итоге «Гелендвагены» и сейчас собираются в Австрии (в Граце).

Денис Орлов, историк автомобилей – в интервью Sports.ru: «У «Мерседеса» с ними старинные отношения. Сейчас этот завод принадлежит транснациональной корпорации Magna и называется Magna Steyr. А тогда создавался вездеход для армии шаха Ирана. У «Мерседеса» был огромный контракт с Ираном. С грузовиками все получилось, после чего пришел заказ на вездеход для шахской гвардии.

«Мерседес» не располагал знаниями в этой области. Предыдущие попытки компании построить полноприводный легкий автомобиль закончились в с падением Рейхстага. Поэтому они обратились к соседу. Приехали, сказали «давайте», выпили шнапс – так обычно это все и начинается».

***

Прототипы «геликов» тестировали максимально жестко. Так, машины возили на два месяца в Тунис – чтобы забросить в Сахару. В 1975-м Steyr-Daimler-Puch занялись постройкой нового завода в Граце специально для сборки «Гелендвагенов». А Иран заказал партию в 20 тысяч машин.

В 1979-м состоялась презентация нового автомобиля. Один из «геликов», показанных тогда, сейчас в музее «Мерседеса». А вот Иран заказ так и не забрал: в том же 1979 году случилась Исламская революция. Шах бежал из страны и в следующем году умер в Каире.

«Гелик» стал культовым из-за дизайна. Но в России велись и на марку

Как рассказывал для материала о культе 600-го «Мерседеса» главный редактор журнала «За рулем» Максим Кадаков, когда в 90-е российский рынок только открывался для иномарок, у «Мерседеса» уже был имидж представительского авто. Бренд долго выпускал люксовые машины для высшего класса. «Мерседесы» постоянно появлялись по телевизору, их видели в журналах, у первых лиц государств. У «Мерседеса» была репутация надежной марки, автомобили которой делали миллионы километров и не ломались.

«На них ездили руководители государств, крупные бизнесмены, боссы крупных банков. Ни у кого [в России начала 90-х] не был вопросов, что такое «Мерседес» и почему это №1», – говорит Кадаков.

Орлов: «Когда создавали «Гелендваген», конструкторы Steyr пытались придать модели какую-то внешность. Хотя с точки зрения кузова она совсем утилитарная. Люди делали честный армейский вездеход. Оказалось, форма приглянулась.

Я не думаю, что культовость «гелика» в России обеспечил его дизайн. Думаю, во главе угла была звезда «Мерседеса» на радиаторе. «Гелики» покупались у того же дилера [что и «600-е»], обслуживались в тех же сервисах – удобно. Большинство из тех, кто пользовался и пользуется этими машинами, уверены, что это немецкий внедорожник. Хотя в Германии он никогда не выпускался.

Если сравнивать тогдашний «гелик» с тогдашним «Гранд Чероки», то «Чероки» был гораздо комфортабельнее. Дальше компания приложила немало усилий, чтобы научить его ездить на обычных дорогах. Например, расширили колею (ширина между колесами на одной оси колесной базы – Sports.ru). На узкой он мог и на крышу встать».

Знаемский: «Во всех странах существовал запрос на агрессию, яркий внешний вид. Я не верю, что внедорожные способности – а это выдающийся вездеход – реально влияют на популярность. Людей прежде всего цепляет имидж и внешний вид «Гелендвагена». Он выглядит и кажется крутым внедорожником, потому что так и есть.

Тут еще соображения безопасности. Человек в высокой машине чувствует себя безопаснее, чем в маленькой машине. При этом в 80-х «Гелик» даже не продавался в Америке, потому что не проходил под их нормативы по объему выбросов [выхлопных газов в атмосферу] и безопасности для пешеходов.

С такой безопасностью у «Гелика» всегда были проблемы, машина разработана 40 лет назад, очень скупо модифицировалась. В 2018-м прекратили производство «Геликов» предыдущего поколения, потому что он больше не отвечал требованиям по защите пешеходов. Его угловая, высокая и жесткая металлическая морда, просто убивала пешеходов при столкновении. По современным требованиям нос автомобиля и капот должны быть мягкими. Чтобы при столкновении не ломать ноги, а если человек падает на капот, то не разбивает себе голову».

Пик спроса – 2010-е, продажи поднял китайский рынок

Знаемский: «Если смотреть историю продаж «Гелендвагена», то за все первое десятилетие существования, в 80-е, по всему миру продали 50 тысяч авто. В основном это были поставки в вооруженные силы разных стран. Плюс разные продажи внедорожным энтузиастам. А в 2016-м за один год продали 20 тысяч.

Пик спроса пришелся на середину 2010-х – скорее всего, это связано с Китаем. В Штатах даже на пике продаж уходило максимум тысячи 4 машин в год. Это не главный рынок. Главный – Китай. В России все упиралось в квоты по продажам. Это были лимиты поставок моделей в Россию, которые ввел сам «Мерседес», потому что у них долго спрос превышал предложение. Мощностей не хватало, поэтому сделали квоты по странам».

Любовь к вездеходам пошла с конца 90-х в Америке. Люди стали пересаживаться с обычных машин на SUV и кроссоверы. В Европу это пришло в конце 2000-х, хотя в меньших масштабах, там были более популярны компактные внедорожники. «Гелендваген» большой, но в этот тренд все равно попал. Расцвет – в 2010-е, когда внедорожники и кроссоверы во многих сегментах вытеснили минивэны, компакт-вэны, автомобили D-класса».

Орлов: «Это сам по себе странный путь – трансформация армейского автомобиля в машину для городской езды. Оправдать это логикой нельзя, это постмодернистская блажь, когда в городе с ровным асфальтом, где вообще не нужен полный привод, становятся популярными брутальные внедорожники, а потом еще и появляются кроссоверы. Это странный виток автомобильной эволюции. Это как с УАЗом, который тоже когда-то был сугубо армейской машиной».

Рев мотора – часть имиджа «Гелика»

Знаемский: «Рык «Гелика» легендарен. У него 8-цилиндровые моторы. У каждого мотора собственный звук в зависимости от конфигурации цилиндров. 8-цилиндровые звучат особенно брутально.

Кроме того, в версиях AMG были моторы с компрессором (механический наддув), там был еще более крутой звук. К ним ставили специальные глушители покороче – чтобы звук выходил не сзади, а под дверями. Потом «Мерседес» перешел на турбированные двигатели и там все немного изменилось. Сегодня люди не очень довольны тем, как звучат такие двигатели.

Канонический звук издает модель «Гелендвагена» G55 AMG. Про него есть даже пословица: «Любви достойна только мать и «Гелендваген» 5 и 5».

Можно по-разному относиться к этой машине, но невозможно не признавать ее культовость.