Больше года прошло с тех пор, как летом 2018 года на Курском вокзале Москвы в драке был убит петербуржец Игорь Соколовский. И только сейчас уголовное дело передано в суд.

Напомню, молодой человек направлялся поездом из Петербурга в Нижний Новгород. В вагоне-ресторане между Игорем, его другом и случайным попутчиком произошел конфликт предположительно на почве фанатских пристрастий. Последний позвонил друзьям, которые приехали на Курский вокзал, когда поезд там остановился.

В результате завязавшейся драки в формате 20 на 2 Игорь был убит.

Вот я пишу Игорь, будто бы он молодец. Он просто был убит, так как в этот раз оказался не на той стороне. Не сомневаюсь, что этот парень тоже был неробкого десятка. Надеюсь, виновные будут наказаны исходя из действующего законодательства. В общем-то все к тому и идёт. Но речь не об этом.

Я просто в очередной раз вспомнил, насколько отбитые эти люди, которые готовы реально убивать других людей просто потому, что им нравится другая футбольная команда. Вы только вдумайтесь, Вам нравятся яблоки, а мне груши – оба фрукта, но разных вкусов и теперь я убью Вас. Как такое вообще возможно?

Почему у этих так называемых фанатов, а фактически одержимых фантиков, вообще есть право появляться в публичных местах. Они ведут себя как животные, оскорбляя всех вокруг – начиная от футболистов иностранцев, заканчивая болельщиками, сделавшими замечание их матерной кричалке. И сейчас дело стало получше, так как теперь футбол старается привлекать на стадионы семьи.

Многим ультрасам клубы дали пожизненные баны, которые они, конечно, обходят, но ведут себя гораздо скромнее. Вся грязь теперь в основном происходит в маленьких барах в спальных районах, где как и прежде, жажда крови, подогретая спиртом, готова вырваться на первого встречного “несогласного”. Причина все та же – ты не такой как я. Насколько глупы эти люди, насколько далеки их взгляды от спорта.

Я ненавижу их всей душой и хотел бы, чтобы их просто не существовало. Поэтому, чем больше этих диких зверей попадет за решетку, тем лучше. Приличный срок остудит эти теплые мозги. Мозгов больше не станет, это физически невозможно, но хотя бы подугаснет ярость, которую сменит страх.