Жить в Девяткино и так не очень приятно, а когда происходит какой-то коллапас становится ещё невынсоимее. Этим утром, в самое пиковое время около 8 утра, вход на здешнюю станцию метро попросту закрыли.

Вы представляете, что такое Девяткино вообще? Если нет, я немного расскажу. Это один из “стремительно развивающихся” новых районов города, который ещё совсем недавно в силу географических особенностей считался областью. А сейчас – Петербург, почти что центр города, но ещё не совсем.

Попросту говоря, там полная жопа с транспортом и вообще инфраструктурой. Домов построили огромное количество. Все, как под копирку – многоэтажные, монолит. Муравейник. Ещё бы, цены то на новостроечки были низкие, все-таки область. А люди бедные. В совокупности мы получили очень густонаселенный район, совершенно не готовый к такому количеству людей.

Из Девяткино ещё совсем недавно вела лишь одна дорога. Неосвещенная, кстати. Ну разве что какой-то батюшка осветил, а фонари пока не поставили. Там перманентные заторы, а когда их нет – ДТП из-за ограниченной видимости, отсутствия дорожной разметки и светофоров.

А тут ещё и метро закрыли. С ж/д станции “Девяткино” можно уехать только в одном направлении, многим людям это не подходит. Ценник на такси этим утром вскочил до небес. 20-минутная поездка могла обойтись “богачам” из Мурино в 1000 рублей. Результат: нервы, давка, штрафы за опоздания и осознание собственной беспомощности.

Я не знаю, что случилось в метрополитене этим утром, но знаю точно, что не должны 100 тысяч людей зависеть от работы одной небольшой станции подземки. Дайте людям дороги, а зрелищ нам не надо!

Сколько будет продолжаться этот беспредел? Почему люди должны страдать из-за того, что каким-то застройщикам отдают земли, не обязывая их создавать транспортную инфраструктуру. Я уже не говорю о социалке, которая хотя бы на базовом уровне есть. Точно также строительные компании ведут себя, например, в конце Парашютной, где неимоверными темпами идёт застройка, приближаясь к КАДу. А ходит там 1 автобус и 1 маршрутка. Уже заселились тысячи людей, негласно нарекшие себя “терпилами”.