Кажется, я нашел новый символ России . Много ли вы знаете про Оренбург? Некоторые факты могут вас впечатлить.

В своих многочисленных поездках по нашей огромной стране я все время ищу, какой город можно назвать символом России. Москва? Она не символ, она столица. Петербург? Символ воли правителя, среди болот основавшего один из величайших городов планеты. Что-то настоящее русское, вроде Костромы или Вологды? Это прекраснейшие города, одни из моих любимых на Земле, но они скорее символ стабильности, сохранившегося уклада, мирной жизни – до Русского Севера крайне редко доходили враги. Казань, объединяющая в себе восток и запад? Ближе к делу, но у России гораздо больше измерений, чем восток – запад.

И вот, представьте себе, я этот город нашел. Это Оренбург. Я там на днях побывал на молодежном фестивале «Евразия Глобал» – не в качестве молодежи, конечно. Оренбург – самый странный город России. Все, что я о нем прочитал в самолете по пути туда, противоречит здравому смыслу.

– Оренбург – по сути, историческая родина казахов и башкир: именно здесь прошли съезды, «учредившие» эти народы. При этом сейчас он не имеет никакого отношения ни к Башкирии, ни тем более к Казахстану. И вообще абсолютное большинство населения составляют русские, на втором месте – около восьми процентов – татары.

– При этом в 20-е годы XX века тут была Киргизия. Не в том смысле, что эти места входили в состав Киргизии, а в том, что Киргизская республика именно здесь и была. И она же, как ни абсурдно это звучит, чуть позже – Казахская республика. Не спрашивайте, а то все запутается окончательно. Хотя, нет, все-таки добью: в те же 20-е годы XX века Оренбург несколько дней был столицей Казахстана и Башкирии одновременно. То есть этот город пропустил через себя всю причудливость советской национальной политики. Да и досоветской тоже – Российское магометанское собрание, которое сейчас – Духовное управление мусульман, изначально находилось тоже в Оренбурге.

– В советские времена город лет 20 назывался Чкаловом, хотя летчик Чкалов не имеет к Оренбургу никакого отношения и никогда здесь не бывал. Даже не пролетал мимо, уточняют местные люди.

Все это делает Оренбург претендентом на звание главного русского города, просто символом России: непонятно где расположенный, с непредсказуемой историей, в полном противоречии с рациональностью – и от этого невероятно прекрасный. Эта неопределенность, примерность, противоречивость – это наш национальный код, мы такие и есть.