Сегодня также не хочется писать отсебятину, поскольку я не кинокритик, не киновед, не режиссёр, не сценарист…Гораздо интереснее почитать мнение людей, которые для развития театра, кино и культуры и искусства сделали немало. А проще говоря, положили на это жизнь.

В прошлый раз, друзья, я приводила цитаты и высказывания Народного артиста России, актёра театра и кино, режиссёра Сергея Юрского.

Александр Ширвиндт.
Александр Ширвиндт.

А что же думает по поводу состояния современного кинематографа, театра и искусства известный актёр, театральный режиссёр, сценарист, педагог, Художественный руководитель театра Сатиры, Народный артист России, Полный кавалер ордена “За заслуги перед Отечеством” и просто остроумный, ироничный и мудрый человек Александр Анатольевич Ширвиндт:

О цензуре: «Наше поколение давила цензура, но, если вдуматься, тогда существовала и огромная команда редакторов, эрудированных, потрясающе тонких людей, которые не допускали на выход ничего «ниже пояса» — и в прямом, и в переносном смысле. А сейчас лепи — что хочешь, если эфир купил. Конечно, есть таланты…но и они работают без ценза, а, кроме того, обязаны заниматься производством юмора круглосуточно, отчего у них поневоле начинаются сбои вкуса. Они сами это понимают, но сейчас такая рейтинговая конкуренция, что полчаса не шутишь — могут забыть. Гонка за круглосуточностью приводит к бессмысленности…..

Слово «вкус» – это же очень опасное слово: вкус кончился, настала вкусовщина. Вкусовщина за собой ведет, во-первых, абсолютную разобщенность, а во-вторых, отсутствие опять же цензуры. «Ах, цензура! Нет цензуры», – ну хрен и слава богу. Но в цензуре все-таки как-то, знаешь, корень «ценз», а «ценз»-то ушел совсем. Помимо «это нельзя», «это нельзя», «это нельзя» еще была огромная армия на том же телевидении, кто работал, великолепных, интеллигентнейших редакторов, и надсмотрщиков, и редакторов, которые помимо того, что «можно» и что «нельзя», еще было «как, что, про что». А когда если нельзя, то заплати чуть-чуть дороже, и можно, понимаешь… »

О съёмках в рекламе: «Я же не идиот, понимаю, что сегодня без съёмок в сериале жить невозможно. Есть у нас актеры, которые сутками крутятся, но при этом работают в театре… Надо работать на стороне, надо сниматься в рекламе. Что я могу сказать, когда артист за тридцатисекундную рекламу каких-нибудь прокладок получает гонорар, равный двухмесячной зарплате в театре? И мне приходится с этим смириться, потому что женщине актрисе по молодости всего хочется. Но я не могу ударить по столу кулаком и заставить отказаться от сериалов…»

Александр Ширвиндт
Александр Ширвиндт

Об отсутствии культуры и безвкусице на ТВ: «Сегодня с культурой как-то сложно. Канал “Культура” мало кто смотрит. Вот что страшно. Ничего не привито и не прививается. Дисбаланс жуткий. Меня сейчас приглашают в очередное телевизионное жюри, по одному из каналов идет страшно раскрученный конкурс пародистов. Сидит там солидное жюри, в котором и Генка Хазанов. Предположим, приходит туда такой талантливый человек и сутки без передыха гримеры, как патологоанатомы, делают из него Майкла Джексона. Ну это же не пародия! Пародия – это когда тонким штрихом, легкой мимикой, намеком показывают. А когда часовое кривлянье – это не пародия. Так вот, в этом конкурсе люди из глубинки, кривляясь, показывают, например, Кобзона. Я должен это оценивать? Боже сохрани. Что это за предмет искусства?»

О современных продюсерах: «Думаю, что худруки как атавизм отпадут, а в театрах останется мощный продюсер, нанимающий режиссуру. Звучит грустновато, конечно. Идеально было бы, чтобы такие продюсеры что-то в жизни прочитали и понимали, что такое театр. К сожалению, многие из них мало чего знают и понимают в нашем деле. Когда начинаешь с ними говорить о том, кто такой Золя, Дебюсси или почему у Юрия Завадского не получился спектакль «Полоумный Журден», они делают сострадательно-внимательное лицо. Думают, не схожу ли я с ума.»

О старости, молодящихся актёрах, желающих выглядеть “гламурно”:
Надо учиться стареть. Я не имею в виду, что надо учиться дряхлеть и рассыпаться. Надо научиться мудреть. Когда я вижу 105-ю подтяжку и то, как хорошие артисты показывают, что они еще умеют танцевать в 90 лет, я про себя думаю, что надо вовремя перестать танцевать, даже если ты еще можешь это делать.

Александр Ширвиндт
Александр Ширвиндт

О современной режиссуре и театральной конкуренции:
“… В театре, как известно, все гении: непонятые или несостоявшиеся. Они должны все время играть Гамлетов, и когда их 83 “штуки”, с ума сойти можно…Но в кабинете приходится сидеть часто, потому что проблем – масса. Раньше в советско-застойное время был кайф: в Москве было 19 театров, и администрация занималась только тем, что отказывала народу в билетах, а нужных людей сажала по контрамаркам. А сейчас в Москве театров около 280, не считая мюзиклов и антреприз! Вот есть такой деятельный парень Сергей Проханов. Недавно я был у него на спектакле в “Театре Луны”. После он мне говорит: “Не буду хвалиться, но у меня запись на билеты за 4 месяца”. Но у него 69 человек в зале! А у меня внизу 1250 мест и наверху 150, итого – 1400, и где надыбать такое количество зрителей?! Ведь хочется не одни веселые шлягеры ставить! Вот и начинается “напряженка”…

О современных сериалах: “Мне присылают много сценариев. Читаю: сериалы, опять сериалы. Сплошной ужас и не одной приличной роли. Вот покойная Люсенька Гурченко делала фильм и я не мог ей отказать как подруге. Снялся, вроде бы получилась милая штука. Ну, вот как представить себе, что Ширвиндт начал бегать с пистолетом? Я уж немолодой, не добегу…”

Об “актёрских детках” и блате в театре и в кино: ” Где-то там на заимках и в тундре сидят Ломоносовы, но не могут пробиться, потому что актерские детки заполняют эти самые… Ну это бред, потому что у металлургов династии, хлеборобы – династия, сталевары, а здесь «актерские детки». А как, когда эти детки с молоком матери, с молоком отца в основном, всасывали круглые сутки… Ведь это единственная профессия в мире, где человек приходит с работы домой и говорит о профессии, это же можно обалдеть… Блат, понимаешь, может быть: «А давай возьмем, у него…» Так же, как в институт актерские детки. Иногда ну невозможно не взять, условно говоря, сына Х, ну как это? А потом ну взяли, а потом папа ничего не сделает, вместо него он выйти на сцену не может. “

В статье приведены цитаты из интервью, данных Александром Ширвиндтом различным изданиям в разное время.